stah: (Default)
Встречаются два диктатора. Закуривают. Один говорит другому:
- Знаешь, казахский Парламент вкуснее российского...
stah: (Default)
холод собачий
жопой в сугробе и то
греться приятней
stah: (wise efreet)
- Капни чёрной акварелью в красную. Подожди, пока краски начнут смешиваться. Затем постарайся найти оттенок, где граница между цветами размывается окончательно. Именно этим оттенком и рисуется нынешняя действительность...
stah: (Default)
"... В попытках донести свою мысль, я произвёл продолжительную и - как выяснилось впоследствии - безуспешную пальпацию головного мозга собеседника канделябром. В связи с вышеуказанным фактом отсутствия у потерпевшего ганглий, прошу не привлекать меня к уголовной ответственности за убийство..."
stah: (Default)
Цитата из моего поста двухлетней давности...
"...Потом нас снова погрузили в автобусы и повезли в Сигулду. Пока привезли - стемнело. Выгрузив нас у шатров с некоторым количеством накрытых столов и съестного, начали жеребьёвку бобслеистов. Устроители посчитали, что нехило б прокатить нас на бобах. Ехать было страшно, а отказываться - стыдно. Потому я махнул рукой и решил согласиться.
Когда нас забросили на гору в кузове "Газели", где не было ни одной скамьи, я начал жалеть, что не передумал. А когда увидел то, на чём съезжают по трассе бобслеисты - опасения, что я ввязался в афёру, переросли в твёрдую уверенность. Боб представлял собой жутковатого вида пластиковую коробку с металлическим дном на полозьях, управлять которой, как мне казалось, не было никакой возможности. Садиться надо было прямо на дно, упираться ногами в уступы на стенках, а руками держаться за перекладину на дне.
Этот гроб на четверых несётся по ледяному жёлобу со скоростью примерно 100 км/ч, сидящих в нём бросает на поворотах из стороны в сторону, голова мотается, как язычок у колокола, а руки предательски соскальзывают с перекладины. За те доли секунды, которые есть между двумя виражами, единственное, что ты успеваешь - это заново ухватиться соскальзывающими руками за перекладину. На наше счастье, рулить нам не дали, этим занимался инструктор. Но даже в такой ситуации, ты понимаешь, что крепко попал, как только боб выезжает на трассу. Всё это безумие продолжается около минуты, и лети мы по ней ещё секунд двадцать - думаю, я был бы лишён возможности писать сейчас эти записки... "
stah: (stupid)
Всё, как обычно, в начале года -
Работа, сонливость, плохая погода...
А потому - не поднять руки.
Вот и не пишутся "дневники".
stah: (Satan Claus)
Итак, на полдень среды у меня уже была виза, которую надо только забрать в условленное время, но ещё не было билетов. Поиск по знакомым нужного человека, способного ускорить процедуру выпуска билета под премиальные мили, результатов не дал. Тогда я начал рассматривать альтернативные маршруты. Моё внимание привлёк крайне дешёвый полёт в Вену. Я решил прикинуть возможность въезда в Венгрию через Австрию. И тут меня ждал сюрприз: на карте между Австрией и Венгрией, которые я до сих пор считал сопредельными государствами (ну, как же, помню - Австро-Венгрия!) находилась Словакия! Внимательно прочитав визовые соглашения я понял, что максимум, который я способен сделать - это прилететь в Вену и пропьянствовать там все выходные, поскольку транзитной словацкой визы для проезда сушей или водой у меня не было. Авиабилеты же из Австрии в Венгрию - стоили совершенно нецензурных денег. На эти деньги я мог бы слетать из Москвы в Вену дважды. "Чёрт возьми, в конце концов, это мои мили, моя премия, и я имею право получить на них мой билет!" - сказал я себе и решил, что живой "любимая" авиакомпания от меня не уйдёт. А пока нужно съездить в посольство и забрать визу, чтобы окончательно закрыть эту часть вопроса.
Я вышел на улицу, поймал машину - это снова оказалась "Волга". В отличие от предыдущей, её водитель не был представительем байкерско-ролевой тусовки. Он оказался пожилым молдаванином, который сразу пожаловался мне, что Онищенко прикрыл его бизнес, а потом без обиняков предложил купить пару пятилитровых баллонов домашней "Изабеллы". Когда я сказал, что в венгерское посольство с вином меня не пропустят, он тяжело вздохнул и сказал:"Ну да, понимаю... Венгрия, токай..." - и всю остальную недолгую дорогу молчал. Охранник посольства, которому моё лицо уже примелькалось, кивнул мне с улыбкой, как старому знакомому:"Ну, я надеюсь, сегодня я вижу тебя в последний раз..." Я забрал свой паспорт, где оставалось теперь всего две свободных страницы, и в очередной раз подумал, что всего два года назад я безвыездно сидел в России и не думал, что мне вообще нужен зарубежный паспорт.
Затем я снова позвонил в Аэрофлот. Девочка на линии сказала мне, что мой заказ передан в службу продаж, но мили не сняты. Она доложит старшей по смене о сложившейся ситуации. Я поблагодарил её и отключился.
Когда на следующее утро мне по известному телефону сказали примерно то же самое, я слегка рассвирепел. Поняв, что ситуация вот-вот выйдет из-под контроля, барышня переключила меня на старшую смены. С той удалось договориться о порядке её действий и моих правах существенно быстрее, а я в очередной раз возненавидел страну, где до сих пор царит советский подход к сервису. Мне понадобилось позвонить ещё дважды, прежде чем в 1630 мне позвонили и сказали, что мили сняты. Билет нужно было выкупить в любом из офисов Аэрофлота до 1930. Я поехал в ближайший, находящийся в стороне от центральных магистралей - на Пятницкую.
Над офисом возвышались две вывески, из-за которых вся картина с авиабилетами приобретала комичное и несколько гротескное выражение. Дело в том, что чуть выше обычной вывески "Авиабилеты" (принадлежащей, кстати, не "Аэрофлоту" а "ИстЛайн") находилась вывеска не то ресторана, не то магазина, который имел название "Вах-вах!" Я уже устал удивляться совпадениям в своей жизни, а потому лишь прочитал обе вывески в "правильном" порядке, улыбнулся я вошёл в офис "Аэрофлота". На входе меня попросили взять талончик в очередь. Как ни странно, очереди не было. Из шести рабочих мест три были пусты, ещё на трёх восседали тётки, которых можно было описать двумя словами:"советские служащие". Между ними от стула к стулу метался мужик с пачкой денег и списком на двух листах, по очереди диктуя каждой следующую в списке фамилию. Поняв две вещи: первая - в течение оставшихся двух часов я в любом случае получу билет; вторая - прямо сейчас бодать тёток бессмысленно - я уселся на стоящий в прихожей диван и "запасся попкорном". Мужик, тем временем, устал метаться и выбрал стул напротив средней тётки, откуда он мог корректировать работу всей троицы. Наконец, раскрылась дверь служебного помещения и оттуда выплыла четвёртая тётка - похожая на трёх предыдущих, как похожи гроссбухи на конторской полке. Она нажала кнопку вызова - номер был не мой. Откуда ни возьмись, буквально за момент перед этим, в дверь впорхнула дамочка лет тридцати, тащя за руку упирающегося двухлетнего карапуза, и крича через плечо:"Серёж, ну ты где?! Наша очередь!" Невидимый глазу Серёжа откуда-то из-за моей спины ответил:"Ну, ща! Докуриваю, чё - не подождут, шоль?" - и тут меня пригласила одна из первой троицы "госслужащих".
Сама выписка билета оказалась самой обычной, ни моя премиальная карта, ни паспорт не понадобились. Зато понадобились две тысячи и три рубля - комиссионный сбор аэропорта. Потом я поехал в ближайшее отделение банка, заплатил текущие взносы по кредитам, устроил себе и Альке вечернюю прогулку по Замоскворечью... Вечер пролетал незаметно. И тут что-то начало меня дёргать. Какое-то неясное предчувствие. А потому, попрощавшись с Алей, я поехал в совершенно незапланированную мной сторону. Дело в том, что у меня не было налички на завтрашнее такси, а снимать в любом банкомате мне не хотелось - не люблю жертвовать деньги "на озеленение Луны". Так вот, вместо того, чтоб поехать к любому из своих обычных банкоматов, я рассудил, что стоит доехать до отделения на Марксистской. Я забрал деньги из банкомата, вышел на улицу, повернул в сторону Пролетарки - и увидел слабый дымок над крышей любимого ресторана. Набирая на бегу номер МСС, я трезво рассудил, что больше ничего загореться не могло. Через пару минут я уже утешал рыдающую Файу, попутно обзванивая всех наших, ещё через пару минут подъехали первые расчёты. Примерно через полчаса я понял, что тут делать больше нечего. Кстати, забавно потом было читать интерпретацию событий в электронных СМИ. Ключевые цифры были явно слизаны из одного источник - на этот источник я каждое утро смотрю в зеркало.
Полтора часа спустя я упал в койку, усталый и переполненный впечатлениями. В пять часов утра меня разбудил звонок. Такси, аэропорт, самолёт. Здравствуй, Будапешт!
stah: (Satan Claus)
Я говорил неоднократно, что без приключений уехать из страны у меня не получается уже достаточно долгое время. Я устал удивляться этому, и принимаю как должное. Но существует ещё одно правило. Чем более активно сопротивляется мне действительность, тем более решительно я действую в достижении своих целей...
Началось всё весьма тривиально. Как-то в беседе друг внезапно предложил мне:
- А поехали пить пиво в Будапешт?
Надо сказать, что опыт совместного пития пива в Будапеште у нас уже был. Пару лет назад, случайно оказавшись в этом городе в одно и то же время, мы засели на весь вечер в бельгийском кабачке с хорошей подборкой хмельного. Тогда я весьма продуктивно ознакомился с оказавшимися в наличии сортами. Поскольку воспоминания были свежи, а тут вдруг представился повод повторить процедуру, я ответил согласием. Но в процессе обсуждения деталей выяснилось, что на все приготовления мне отведена ровно неделя.
Первым делом я стукнулся в транспортное агентство. Билетов практически не было. В визовом агентстве дела обстояли примерно так же - визу делали, не торопясь. Несколько удручённый, я позвонил другу.
- То есть, ты не едешь, - констатировал он. - Жаль. Я уже было наметил программу...

И тут пружина начала сжиматься.

Первым делом я прикинул насколько реально пробиться в консульство самому. Поиски по Сети дали вполне обнадёживающие результаты, а друзья подтвердили, что большой очереди в Венгрию не бывает. Несколько огорчал факт, что ранее среды записи не было, но зато были все шансы получить визу в день обращения. С одним условием - день обращения должен был стать средой. Я вписался на 10 утра. Заполнив прямо на сайте анкету, я выслал её себе на почту и распечатал. Затем я проверил премиальные мили на бонусной карте Аэрофлота. В Венгрию их хватало с лихвой. Я позвонил в агентство и забронировал билет за счёт миль. После этого я проверил наличие свободных мест в отелях - тяжко, но найти можно, ночевать на набережной не придётся. Собрав и проверив документы, я стал ждать среды.
В среду, без двух минут десять, я нажал кнопку звонка у калитки посольства. Как и ожидалось, ни у посольства, ни в самом посольстве очереди обнаружено не было. Я взял талончик и стал ждать приглашения. Через 10 минут, стоя у окошка, я был убит наповал. Сотрудница посольства - мадьярка в годах - с мягким акцентом сказала мне на моём родном языке, что сегодня документы у меня не примут.
- У Вас нет справки с работы и брони отеля.
- Но я не видел этих документов в списке обязательных!
- Тем не менее, они должны быть. А у Вас их нет.
Мы переговорили ещё минут пять, дама была непреклонна. Она согласилась пропустить меня вне очереди завтра, но визу в тот же день гарантировать уже не могла:
- Завтра у нас короткий день, а в пятницу мы не работаем.
Я вышел весьма растерянный и огорчённый, достал телефон и позвонил другу. Вкратце обрисовал ему ситуацию. Внезапно мой взгляд упал на часы - у меня оставался ещё час до закрытия посольства.

Пружина сжалась ещё сильнее.

В пол-минуты я поймал машину, назвал адрес работы и бросил "кучеру"-армянину:"Гони." Через четверть часа я вбегал в свой офис, практически на ходу включая компьютер и набирая адрес отеля в Сети. Пока грузилась страница, я нашёл шаблон справки, отредактировал его и отправил на печать. Затем туда же полетела спешно заказанная мной бронь на комнату в отеле. Схватив бумаги и быстро проштамповав справку, я мухой вылетел из офиса и рванул в обратный путь. В 1132 я показывал записку от работницы посольства на охране у знакомой калитки. Увидев меня у окошка снова, та, по-видимому, сперва не поверила своим глазам. А я стоял за стеклом и улыбался как дурак.
- Да, мы можем выдать Вам визу сегодня. Но Вам необходимо заплатить 70 евро вместо обычных 35, - сказала мне та же дама ещё 10 минут спустя.
В кармане у меня было только 50 евро. "Не помню, когда ещё в своей жизни я так охотно пытался расстаться с деньгами," - мелькнула у меня мысль, когда через пару минут я штурмовым танком ворвался в обменный пункт:
- У меня самолёт улетает! - бросил я в сторону изумлённой очереди. - Мне срочно нужны 20 евро!
Но с самолётом меня поджидал совершенно другой прикол. Позвонив в Аэрофлот, я выяснил, что тот до сих пор не снял мили с моего премиального счёта. А значит билет я забрать не могу...

Продолжение следует?..
stah: (Default)
Сен-Дени - чёрен как кукушка и похож на московский пригород. Аля улетает сегодня ночью, и я переехал сюда. Добрые ребята из французского Orange легко восстановили мой пароль на беспроводной доступ, и у меня есть пять часов работы в Сети. Маленькая бутылочка сидра закончилась, и я думаю, не начать ли вторую? Девочка тремя этажами ниже при открытом окне переоделась в розовый пеньюарчик, скрасив мой одинокий вечер видом худосочных грудей... За окном светится голубым неоном башня Сименса, рядом с отелем обосновались Самсунг и КИА...
Что вам рассказать ещё, когда вся неделя пролетела как один день? Про фондю в маленькой забегаловке на Монмартре, в которой никто не говорит по-русски, и в которой мне так и не дали написать на моей купюре, приклеенной к окошку кассы год назад:"Я вернулся к тебе, Париж!" Мы не взяли с собой камеры - я не захотел портить атмосферу вечера - и снимали друг друга на мобильник, а все места вокруг были заняты... Люди пили вино из детских бутылочек с сосками, смеялись и разговаривали на пяти различных языках...
Или про Диснейленд с его километровыми очередями в кассу и на аттракционы, где даже схема прохода "вне очереди" по специальному билету приводит к построению другой очереди... Где я, несмотря на откровенную боязнь высоты, попёрся на три роллер-коастера и орал безумно - больше по приколу, даже не успевая испугаться. Где мысль о хвале дизайнерам и строителям выплывает сама, как только начинаешь фотографировать... Где средоточие индустрии развлечений, и деньги из клиента высасываются легко и непринуждённо, если он пришёл с детьми...
Или про Таверну Сен-Жермен, где в подвале такой прекрасный караоке-холл, в котором почти все умеют петь, а к полуночи остаются только те, кто умеет... Где менеджер по продажам с комплекцией и лицом Николая Валуева - оперным голосом поёт вещи Бочелли, а ты готов заткнуться навсегда, потому что ты никогда не сможешь и половины того, что он сейчас сделал у микрофона. Но - твоя очередь, и ты отдаёшь себя залу, творя то, что можешь, вкладывая всю душу в признание... А перед этим - ужин в ресторане, где огромная тарелка самых различных морепродуктов стоит всего-то 500 рублей... А после караоке, в третьем часу ночи, вы идёте домой пешком через пол-города - и через пол-часа уже тушите свет в своём номере, рядом с площадью Пигаль...
Или трёхчасовой марафон по Лувру в последний день, когда уже нет ни сил, ни денег, но есть желание посмотреть ещё что-то... И после трёх часов становится ясно, что не посмотрел ещё и трети того, что хотелось - или наоборот, зря потратил два часа из трёх... А тремя днями раньше, ткнуться в музей Майоля, поцеловать замок - и найти дюжину желанных скульптур в саду Тюильри, совершенно забыв об этом факте, хотя читал тыщу раз...
Или сумасшедший шоппинг по распродажам? А может, то, как перекрыли центр города на нашей линии электричек, и я поехал в юго-восточные предместья, полностью уверенный в своей правоте, хотя нам нужно было совсем в другую сторону? И плакал потом от обиды и досады, усталости и оттого, что просто накопилось во мне что-то, чему нужно было дать выйти так - слезами... А потом мы сидели в парижском офисе фирмы, и я медленно приходил в себя, отхлёбывая кофе из пластикового стаканчика... А когда набрался сил, мы таки поехали в Ла Дефанс и нашли там на последние деньги совершенно потрясающие туфли...
Мы пропали из вашей жизни на неделю. Нам было не до вас, простите. Мы вернёмся, достанем гигабайты фотографий и медленно будем их обрабатывать, вспоминая Париж и зная, что снова сюда приедем. Потом покажем вам, чтоб попытаться дать почувствовать то, что чувствовали мы...
Алин самолёт выруливает на взлётную, френдлента надеется, что мне хватит оставшихся на счету четырёх часов, чтоб прочитать её, девочка тремя этажами ниже не дождалась своего чёрного мальчика, скинула пеньюарчик, собираясь спать - потом спохватилась и закрыла окно. Наступает предпоследний день в Париже - и предпоследняя пачка житана открыта. Американские подростки за окном, приехавшие пытаться постичь этот непонятный для них город - наконец-то заселились в отель и прекратили орать. Лаявшая в соседнем дворе шавка получила от хозяина по башке, взвизгнула и замолкла.
Я сижу у открытого окна на восьмом этаже отеля, курю сигарету, допиваю свой сидр и думаю, что я не последний день и не в последний раз в этом городе.
Я вернусь.
stah: (Merc)
я так устал творить добро,
стараться выглядеть моложе...
и я снимаю серебро -
вновь входят в моду сталь и кожа.
stah: (Default)
...И была "не своя" компания, в которой снова поразился тому, насколько нас в мире немного - настолько немного, что даже в такой компании найдётся кто-то, с кем ты знаком. Были обалденная и независимая чёрно-белая пушистая кошка и чёрно-белая же мелкая собака. Были дети, такие разные - и вместе. Был сними в дядьках юноша - прекрасный и сильный, дай ему бог оставаться таким всю жизнь и не растратить себя по мелочам, а его родителям - счастья и радости. Был стол, ломившийся от еды, на который никто (ну, почти никто) не обращал внимания. Было выпито много шампанского - и была куча неоткрытого спиртного. Были шутки, смех, веселье и взрывы петард. Были кальян, который мне не понравился, и джембе/тамтамы, до которых я наконец-то добрался после 15 лет перерыва (добрый знак! - но почти всё забыто). Были телевизор с отключенным звуком в качестве ночника и случайно оказавшийся в рюкзаке диск с подборкой музыки. Были женщины - разные и похожие, одинокие, живущие ожиданием и надеждой, влюблённые и любящие. Были мужчины - и мальчики, которым ещё предстоит повзрослеть. Были фотографии мест, где я хотел бы побывать, и людей, с которыми я хотел бы познакомиться - хорошие и не очень. Были Танец Огня - и Pijama Party... Не было лишь ощущения, что всё это снится, что не для меня и не со мной.

... А потом чужой ангел принял меня и положил мою голову к себе на колени. И долго гладил меня по волосам, возвращая мне силу и спокойствие, о которых я, возможно, и не просил...
stah: (spy)
Агент подошёл к зелёному столу и вприщур посмотрел на своего противника:
- Меня зовут Бонд. Джеймс Бонд.
- А меня - Понг. Пинг Понг.
stah: (alles kaput)
Рекламный слоган:
"Московский катафалк. Мы ездим медленно - чтобы успеть."
stah: (Default)
Иерофанта век недолог...
Конспирология и ассоциации - контрацепция разума.
Ты есть не то, что ты есть.
В болезни и здравии, в радости и печали - прости. Мне претит "унижение перед отсутствием смысла".
Сон разума порождает чудовищ. Я готов к битве с ними, но где мне найти то, что порождает сам сон? И стоит ли искать?..
stah: (amazed bear)
И почему американцы всегда норовят зашпынять маленьких? Не вышло выгнать Путина из восьмёрки - выгнали Плутона из девятки...
stah: (wise efreet)
Вот я тебе лицо набланширую!..

Хокку.

Aug. 9th, 2006 03:33 pm
stah: (hopeful hermit)
Бродяга снова в пути.

Сделаю посох,
Утром из дома выйду -
Что там, за горой?

Хокку.

Aug. 2nd, 2006 08:37 am
stah: (Default)
На столе моём
Одинокая чашка
Пахнет осенью.
stah: (Default)
"Пираты Карибского Моря: Перезагрузка".

August 2011

S M T W T F S
  123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 03:27 pm
Powered by Dreamwidth Studios